Мы угадали ваш город?
Ваш город РОССИЯ
РОССИЯБлогиМодаИнтервью с Александром Васильевым. Что ждет моду в будущем, и какая его мечта еще не исполнилась?
Плаксина Александра

Интервью с Александром Васильевым. Что ждет моду в будущем, и какая его мечта еще не исполнилась?

Историка моды Александра Васильева знают все. Сложно найти человека, который не видел его по Первому каналу, не был на его выставке или мастер-классе. Мы расспросили Александра о его популярности, любимом периоде моды и хобби.
10 октября 2016, 17:00
0
084_large

Вы стали популярным благодаря телевидению. Как эта всеобщая узнаваемость отразилась на вашей жизни? Что-то изменилось? Любите ли вы быть в центре внимания?

Я настолько привык быть в центре внимания, что сейчас уже даже сложно сказать, люблю ли я это. Я привык. Мешки писем, узнаваемость… Все это было мной испытано еще в детстве, когда я вместе с актрисой Надеждой Румянцевой вел еженедельную передачу «Будильник», которую обожала вся детвора Советского Союза. Я исполнял роль Мальчика-будильника и был тогда уже очень популярен. «Переболев» этим в детстве, сегодняшнюю свою известность я воспринимаю адекватно. Популярность меня не утомляет, было бы гораздо хуже, если бы ее не было. Не будь «Модного приговора», обо мне бы, конечно, знали, но не в федеральном масштабе, я бы не собирал тысячные залы на свои мастер-классы, книги издавались бы меньшими тиражами… Поэтому популярность я, пожалуй, люблю. А когда немного устаю от нее, сбегаю в свой домик во французской деревеньке Овернь, перевожу там дух, занимаясь своим садиком, и отдохнувший возвращаюсь в этот самый центр внимания.

В программе «Модный приговор» вы всегда ярко, стильно выглядите. Скажите, большой ли у вас гардероб? Какой любимый предмет гардероба?

То, что вы видите на мне в кадре — это рабочая одежда, в реальной жизни вы никогда не увидите меня в пестрых пиджаках, с цветочными брошками и объемными шарфами всех цветов радуги. Телевидение требует яркости, поскольку: а) мы работаем на фоне декораций агрессивно красного цвета, которые сжирают все пастельные тона, б) я сижу в черном кресле, где тоже не имею права потеряться, надев, например черный или темно-синий пиджак. К тому же ежедневные съемки требуют постоянных обновлений и вливаний в гардероб. Мой гардероб достаточно обширен, хотя он — ничто рядом с гардеробом Филиппа Киркорова. Но я имею в наличии сотню сорочек и примерно такое же количество пиджаков. Если говорить о шарфиках, которые я действительно очень люблю, то сегодня количество их подсчитать практически невозможно, занимают они два чемодана!

У вас есть великолепная коллекция исторических женских костюмов, которую вы периодически выставляете. Как часто вам удается пополнять эту коллекцию? Я знаю, что поиски не так просты…

Коллекция пополняется практически ежедневно, это беспрерывный процесс покупок, поисков экспонатов, получения даров от поклонников, которые приносят для меня мамины или бабушкины вещи, мечтая их сохранить, а не вынести на мусорную свалку. Не все подаренные вещи имеют исторический интерес, но это их временное состояние. Пройдет каких-то лет двадцать, и вот уже на подобные предметы одежды будут смотреть, как на старинный артефакт.

Поиски действительно не так просты, а порой похожи на детективы, которые пишет моя подруга Дашенька Донцова. Расскажу один такой случай. Уникальная коллекция платьев поступила ко мне в Париже от семьи белых эмигрантов Самсоновых, чья бабушка приехала в Париж в 1914 году, она была в России миллионершей и хозяйкой заводов «Петровской водки». Её звали Татьяна Никитична, урождённая Налбандова, из армян. Обладая несметными богатствами, она щедро тратила деньги на приобретение нарядов. И в Париже заказала их множество. Но тут началась война, потом революция — и пути в Россию оказались отрезаны. Все свои наряды она сложила в сундук в ожидании лучших времен. Они не наступили, да и мода после войны изменилась. Корсетные платья перестали носить вообще.

Госпожа Самсонова отказалась переделывать свои шедевры, они так и остались в сундуке (она умерла в тридцатые годы). Никто из родных не поднял на них руку, даже сундук не открывали. И только в 1992 году её внуки открыли бабушкин сундук вместе со мной. Мы извлекли оттуда платья, туфли, чулки, бельё и даже шубы, съеденные молью. Их никто не носил! А на дне сундука обнаружились бриллианты Самсоновой! Семья нуждалась всю жизнь и даже ни разу не подумала поискать в сундуке чего-либо ценное. Лишь в девяностые годы внуки разбогатели, оказавшись хозяевами драгоценностей и сервизов из позолоченного серебра. Вот такая «модно-детективная» история!

Вы довольно часто критикуете стиль наших российских celebrity. А чей вам нравится? Кого можете выделить?

Я всегда выделяю стиль Эвелины Хромченко и Надежды Бабкиной, мне импонирует также стиль Оксаны Фандеры, Виктории Исаковой и Ренаты Литвиновой — на мой взгляд, самых элегантных актрис отечественного кино. Мне всегда интересно наблюдать за нетривиальными образами певицы Елки и Кети Топурия.

Что вы можете сказать о современной моде? Быстрый темп, постепенное стирание границ между мужским и женским, тренд на удобство и комфорт… Как, на ваш взгляд, будет выглядеть мода будущего (ближайшие 5-10 лет)?

Это будет переход к парандже, хиджабу и платку на голове для женщин, одежда в пол. Влияние востока уже не отменить.

А какой ваш любимый период в истории моды?

Мне нравится 16 век, когда очень красиво и полярно разделялась мужская и женская мода. Ренессанс мне кажется очень стильным периодом нашего человечества. А если говорить о 20 веке, то все десятилетия были по-своему хороши. Но, если вы имеете в виду красоту, то это все-таки 1910-е годы, которые были самыми идеальными.

Вы производите впечатления «эстета во всем». Так ли это?

Я действительно стараюсь окружать себя красотой. Я сижу на красном дереве. У меня, конечно, не много домов — пять. Но все-таки я их обставил стариной, и мне очень нравится старинный интерьер. Я ем из фарфоровых тарелок, у меня хорошее столовое серебро, и я люблю добротность, уют (это очень важно для меня) и атмосферу.

В одном из своих интервью вы сказали, что «чтобы узнать человека — нужно взглянуть на его интерьер, побывать у него дома». Какой стиль интерьера вы предпочитаете? Есть ли любимый предмет интерьера? Как часто вы вносите изменения в интерьер? Любите ли что-то делать руками?

Я предпочитаю исторический стиль интерьера. Если говорить о любимых предметах интерьера, то я очень люблю секретеры, например. В свои интерьеры я очень редко вношу изменения. Если пространство собрано, я не тревожу его нововведениями. Очень люблю работать руками – и клею, и крашу, и мебель могу собрать, и картины развесить, и в саду работаю, и мебель реставрирую.

Вы любите путешествовать? Есть ли любимая страна? Город, который можно смело назвать «место силы»?

В России я больше всего люблю Петербург. Я считаю его самым гармоничным, самым красивым, самым интересным с точки зрения архитектуры городом. А из европейских городов я больше всего ценю Рим и Париж, я нахожу их безупречными во многих отношениях. Рим даже ставлю выше, чем Париж, и нахожу, что он самый красивый город в мире. Кроме того, я очень люблю Стамбул, Буэнос-Айрес. Я побывал в более чем шестидесяти странах мира, так что мне есть о чем поговорить. Путешествия — очень важная часть моей жизни.

Вы организовали выездную школу — путешествие к истокам моды. Кто они ваши ученики и ученицы? Были ли интересные, курьезные случаи в путешествиях?

В основном это состоятельные женщины, миллионерши. Но однажды я назвал одну из своих учениц миллионершей, на что она возмущенно ответила: «Извините, я — миллиардерша!». Правда, приезжают ко мне в школу и представительницы среднего класса. Главное, чтобы они быстро и подолгу могли ходить, ведь у нас достаточно пеших прогулок. Возраст учениц — от 16 до 80 лет. Как правило, после этих поездок они продолжают дружить. Даже были свадьбы среди «выпускников» школы, потому что приезжают не только девушки, но и мужчины.

У вас есть любимец — черный мопс, Котик. Как он у вас появился? Вы часто берете его с собой?

Я купил его щенком и подарил моей приятельнице, старой ленинградской портнихе Элеоноре Ивановне Балыбиной, на 75-летие. Когда Котику было полтора года, Элеонора Ивановна тяжело заболела, у нее отнялись ноги, и она сказала мне: «Или ты его забирай, или придется его усыпить». Котик меня хорошо знал, я часто приезжал в гости, и он стремглав побежал ко мне на руки. Потом Элеоноре Ивановне сделали операцию, и она смогла снова ходить, но я решил не возвращать ей Котика, потому что это стало бы для него травмой, ведь ему на тот момент исполнилось уже четыре года. Котик очень любит путешествовать со мной, и я его часто беру с собой в поездки в Вильнюс и Париж.

Что вы можете назвать своей самой большой страстью?

Коллекционирование, искусство и природа.

С таким плотным графиком у вас, наверное, каждый день расписан по минутам. Если появляется минутка свободного времени, на что вы ее тратите?

На просмотр онлайн аукционов, где частенько закупаю новые экспонаты в свою коллекцию.

Какой самый ценный совет вам давали? И от кого он был?

Помни о своем времени, что написано на одном из моих перстней на языке фарси.

Есть ли еще сфера жизни, в которой вы бы хотели реализоваться? Или все о чем вы мечтали, осуществилось?

Во всех сферах, в каких я только хотел, реализовался, даже недавно снялся в кино, о чем мечтал с детства. Нереализованной осталась одна мечта — музей моды в Москве.

Проекту Shopping Guide «Я ПОКУПАЮ» в этом году исполняется 20 лет. Что вы можете нам пожелать?

Я желаю продержаться наплаву как минимум еще столько же, и на сорокалетие вашего замечательного и необходимого проекта пригласить меня редактором снова! Я с удовольствием за это возьмусь!

Комментарии
Обязательно для заполнения
Добавить изображение Формат .jpg, .png. Размером не более 15 Мб
    x

    Чтобы получать уведомления, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться

    Читайте другие посты от автора
    Саша Плаксина
    Чтобы подписаться на нашу рассылку, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь
    Наверх